Общество

Некрополь Казанского собора в Вязниках

Доктор Вет

В 1771 году после Чумного бунта был издан указ Правительствующего сената «О мерах к прекращению эпидемий и устройству кладбища», регламентировавший устройство городских некрополей и призванный обеспечить в отношении погребений умерших противоэпидемические мероприятия. Это указ касался как городских, так и сельских кладбищ, зачастую устраиваемых доселе в черте населённых пунктов.

И, хотя погребения умерших жителей тогдашней Вязниковской слободы, находясь на Погостской горе, уже практически отвечали правительственным требованиям, они совершались и в пределах поселения, обращённого в 1778 году в город.

Часть территории при Казанском соборе во все времена использовалась для печальных обрядов. Об этом говорят и проводившиеся в XX веке различные земляные работы на месте разрушенных храмов, и археологические раскопки, в том числе предшествовавшие возведению новой колокольни, открывшие среди прочего долблёные гробы и человеческие кости. Со временем некрополь переместился на Погостскую гору, а при соборе находили упокоение достойнейшие вязниковские граждане, что не шло вразрез с екатерининским указом.

По разным источникам до нас дошли имена тех, кто нашёл последний приют при стенах древнего храма.

Флегонт Иванович Лавров был погребён при Казанском соборе в 1889 году. Окончив Владимирскую семинарию, он в 1852 году определён священником в Вязники, что являлось в какой-то мере поощрением его успехов в науках, ведь он закончил четвёртым по успеваемости среди выпускников. В Вязниках о. Флегонт проходил должность законоучителя женского училища, обращённого позже в женскую прогимназию, состоял членом уездного училищного совета, выдвигаясь уполномоченным на губернские училищные съезды, был благочинным.

В 1869 году Флегонт Иванович принят членом Попечительства о бедных духовного звания и ему поручено устройство в городе Рождественской богадельни, попечителем которой он оставался, удостоившись благодарности епархиального начальства за труды в призрении сирот духовного звания. В 1879 году Лавров пожалован орденом св. Анны III степени, а в 1882 году возведён в сан протоиерея.

Соборный священник жил тут же – на Базарной площади. Его дом стоял на углу Малоблаговещенской улицы (нынешняя Сергиевских), выходя окнами на собор. Уже после смерти Лаврова он был продан, перестроен и отдан под трактир и номера.

Флегонт Иванович скончался 3 ноября 1889 года. Доброго, отзывчивого, любимого горожанами батюшку в знак уважения решено было похоронить у стен Казанского собора, в коем тот прослужил 37 лет.

Вместе со всеми жителями города оплакивал кончину Лаврова соборный протоиерей Иван Матвеевич Смирнов, перемещённый в Вязники из Мурома. В далёком 1844 году он вышел из семинарии после обучения «наукам и языкам, какие в оной преподавались» с блестящими показателями – третьим по успеваемости. Пять лет Смирнов преподавал науки в духовных училищах Переславля, Шуи и Владимира, пока не был определён священником в муромский Троицкий монастырь и учителем в тамошнее духовное училище. Здесь в разные годы он «научал» языкам, арифметике, нотному пению, грамматике, катехизису, стал инспектором училища.

Иван Матвеевич усердно жертвовал денежные суммы в пользу Попечительства о бедных духовного звания и побуждал других к участию в судьбах оставшихся без средств сирот. Его пастырские труды, училищная и благотворительная деятельность обращали на себя внимание епархиального и синодского начальства, жаловавшего его наградами. Однажды, полагая наградить священника скуфьей, выяснилось, что тому нет и 35 лет, положенных для обладания этой наградой, которой не всякий священник удостаивался за многие годы службы.

Весной 1878 года, награждённый орденом св. Анны III степени, о. Иоанн перемещён настоятелем к вязниковскому Казанскому собору, где в дальнейшем был возведён в сан протоиерея, пожалован палицей, орденами св. Анны II и св. Владимира III степеней. В Вязниках Иван Матвеевич состоял наблюдателем церковно-приходских школ, председательствовал в уездном отделении братства Александра Невского и вязниковском отделении епархиального училищного совета, был благочинным. Вдовый протоиерей, не имевший детей, он получал приличную пенсию за труды по службе в духовных училищах, продолжая жертвовать значительные средства на нужды малообеспеченных представителей духовенства, а также в храмы епархии. Он скончался в глубоких преклонных годах, чуть не дожив до восьмидесятилетия. 7 августа 1902 года – заслуженный пастырь и дворянин – он нашёл упокоение у стен собора, провожаемый в могилу толпами горожан.

Но не только представители духовенства погребались на территории храмового комплекса. Миряне также удостаивались чести быть похороненными здесь. Один из них – вязниковский купец и потомственный почётный гражданин Николай Львович Никитин.

Представитель старинного вязниковского купеческого рода, занимавшегося выделкой «тонкого полотна», он был одним из четырёх купцов 1 гильдии, вошедших в состав первой городской Думы в 1872 году. По словам К.А. Веселовского, «он известен добросовестною ручною выработкою полотен и достойною подражания честностию по отношению к рабочим силам». В конце 1877 года Никитин избран и утверждён на должность церковного старосты Казанского собора, оставаясь им несколько трёхлетий, сопрягая хлопоты о храме с деятельностью почётного мирового судьи. Известен Николай Львович и попечительством городских учебных заведений.

До избрания и во время прохождения должности соборного старосты, ризница главного городского храма пополнилась пожертвованиями вязниковского купца: от хоругвей и дорогого напрестольного облачения до серебряной дарохранительницы и бронзового «ходового» креста. Многие церкви в уезде также получали пожертвования от щедрот Николая Львовича.

Участием и трудами Никитина была в 1873 году перебрана жемчужная риза на образе Казанской иконы Божией Матери, а позднее он стал инициатором ежегодного перенесения городской святыни на зиму из холодного собора в тёплый. При этом им был представлен древний список с чудотворной Казанской иконы, составлявший семейную реликвию, который выставляли взамен перенесённого образа.

Зримым свидетелем деятельности в Вязниках купца Николая Никитина является дом на улице Благовещенской, выстроенный для женской прогимназии, а ныне занимаемый городской школой № 3. В 1878-1879 годах на капитал, составленный из деньги жертвователей (среди которых была сумма и от самого Николая Львовича), им выстроено это просторное двухэтажное школьное здание (третий этаж надстроен позднее).

sobor vjazniki
Соборный комплекс в Вязниках

Вязниковский купец и почётный гражданин Николай Львович Никитин скончался 3 ноября 1885 года и был погребён при соборе. Менее двух недель пережила его супруга – Александра Фёдоровна. Её похоронили рядом с мужем…

Разумеется, это – не весь список лиц, нашедших упокоение у соборных стен.

Немногочисленные могилы сохранялись в центре города до самого разорения церквей большевиками. Они были уничтожены вместе с храмовым комплексом в период с 1929 по 1936 годы и сейчас уже никто не скажет – где находились погребения заслуженных вязниковских граждан. Но не стоит забывать, проходя мимо уцелевшей одинокой башни-часовенки, по рядам современного рынка, что на этом месте до сих пор лежат попираемые ногами прахи наших далёких предков.

Автор: Ирши Гук.
По материалам Вязниковского вольного краеведческого общества им. протоиерея К.А. Веселовского.

Оцените статью
[Всего голосов: 0 Средний: 0]
Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рекомендуем к прочтению
Закрыть
Кнопка «Наверх»
закрыть
Закрыть
Закрыть
error: Alert: Content is protected !!