в

Вязниковские Демидовы

В отличие от уральского клана горнозаводчиков Демидовых, возвысившихся при Петре Великом, вязниковские Демидовы имеют менее продолжительную предпринимательскую историю рода. Тем не менее, владея одним из крупнейших предприятий города, они вписали свои имена в историю государства и определили как внешний облик, так и экономическое развитие Вязников на многие десятилетия вперёд, сделав город крупным центром лёгкой промышленности.

Под занавес кружевного XVIII столетия с пышными жабо и волнистыми париками до пояса в далёкой вязниковской глубинке человек помещицы Тутолминой из Богоявленской слободы Фёдор по родителю Петров, прозванием Демидов основал своё льнопрядильное дело, коим стал зарабатывать деньги немалые. Собственно, подобная практика среди крепостного крестьянства не возбранялась и даже приветствовалась – лишь бы повинность перед помещиком была вовремя исполнена. Мануфактура принадлежавшего к старообрядцам, коими наводнены были вязниковские земли, Демидова выпускала парусину и равентух, пользовавшиеся спросом настолько, что он смог превозмочь приличную конкуренцию со стороны местных дельцов и сколотить капитал, который позволил хозяину купить свободу и выехать в Вязники. Здесь у него были уже приобретены двухэтажная каменная светёлка, амбар, деревянная изба, катальня, сушильня и поварня. В 1828 году Фёдор Демидов у подразорившегося купца Водовозова купил полотняную фабрику, дом и ещё кой-чего из недвижимости, после чего в 1832 году умер, оставив наследником 16-летнего сына Василия и обделив тем старшего Григория, коему досталась сравнительно небольшая часть денег и порция зависти к младшему брату.

Василий Фёдорович, унаследовав от покойного тяти не только денежный капитал, фабрику и прочее недвижимое имущество, но и ум, смекалку и прозорливость предпринимателя, выгодно женился, обвенчавшись с Авдотьей Осиповной Сеньковой – представительницей тех самых Сеньковых, коим его покойный родитель наступал на пятки своей мануфактуркой в Богоявленской слободе ещё в бытность крепостным человеком. Слившись таким образом в едином финансовом экстазе с могущественным кланом Сеньковых и увеличив капитал за счёт богатого приданого, Василий Фёдорович смог приобрести в деревне Ярцево земельный участок и построить там бумагопрядильную фабрику, запущенную в 1860 году и позже обращённую в льнопрядильную. Демидовский капитал к тому времени уже перевалил за миллион рублей. Во владении Демидова имелось несколько каменных корпусов и десяток деревянных фабричных строений, где работало до двух тысяч человек, а производство к середине 1860-х годов было полностью механизировано паровыми машинами и поддерживалось целым ремонтным комплексом из чугунолитейного завода, кузнечного цеха и слесарной мастерской, заняв 4-й городской квартал (эта территория ограничена сейчас улицами Советская, Благовещенская, им. Ивана Симонова и Институтской). Наращивая объёмы производства, Демидов провёл на фабрики газовое освещение, что позволяло продолжать работу с наступлением темноты. С появлением в 1874 году писчебумажной фабрики, Василий Фёдорович расширил свою империю, давно уже войдя в число немногих вязниковских фабрикантов-толстосумов, которые, благодаря силе своих капиталов, могли управлять различными сферами жизни города. Было запущено безотходное производство, когда фабрика в Ярцево снабжала льняной пряжей ткацкие производства в Вязниках, а те в свою очередь отходы от выпуска различных типов полотна отправляли на писчебумажную фабрику, выпускавшую тонны бумаги также различного качества и назначения – от писчей до обёрточной…

У Василия Фёдоровича и Авдотьи Осиповны родилось шесть дочерей – Анастасия, Прасковья, Евдокия, Елизавета, Александра, Ольга и Надежда и один сын – Василий, огласивший свет Божий первым криком 17 июля 1842 года.

Вязниковский купец 1 гильдии и коммерции советник Василий Фёдорович Демидов, пожалованный не одной медалью, полагающейся представителю его сословия, встретил смерть в 1882 году. Оставшееся состояние в пять миллионов рублей досталось двум дочерям почившего фабриканта и единственному сыну Василию. Глотки друг-другу ближайшие родственник не перегрызли, а поступили вполне благоразумно, образовав “Товарищество льнопрядильных и полотняной фабрик коммерции советника Василия Федоровича Демидова”, называемое проще – “Товарищество В.Ф. Демидова”. Руководить товариществом стал как раз Василий Васильевич, с младых ногтей посвящённый в секреты семейного бизнеса.

План города Вязники 1788 года (издание 1839 года). Красным выделен “Демидовский” IV квартал.

Ещё при жизни Василия Фёдоровича вязниковскому “купецкому сыну” Василию Демидову доверялось ведение части дел, и он часто выступал представителем отца при заключении множества сделок. В 1868 году во время одной из поездок на ярмарку в Нижний Новгород (демидовская продукция неизменно показывалась на выставках и ярмарках без преувеличения по всему миру, получая самые высокие призы), он познакомился с Марией Андреевной Ореховой – дочерью горбатовского Нижегородской губернии купца (тоже из старообрядцев). Взыграло ретивое у молодого фабриканта, и уже на следующий год 18-летняя Мария стала женой будущего наследника миллионного состояния.

Дом Демидовых в западной части квартала. Нынешний реабилитационный центр.

Дом Демидовых в западной части квартала. Нынешний реабилитационный центр.

Резиденцией Демидовых в Вязниках стал большой двухэтажный каменный дом на углу занятого ими квартала с парадным крыльцом, балконом, изящной лепниной, богатой дубовой отделкой и совершенной редкостью: огромным – более метра – термометром с окрашенной ртутью, установленном на фасаде здания. Им же принадлежал особняк на другом конце квартала, купленный у купца Григорий Обалина ещё Василием Фёдоровичем, перестроенный и улучшенный. Впрочем, Василий Васильевич появлялся в Вязниках редко, проживая большую часть времени вместе с семьёй в белокаменной столице.

Бывший дом купца Обалина, выкупленный Демидовым. Нынешняя станция Скорой помощи.

Торговые ряды (1839-1841, архитектор Е. Петров). Строились на деньги, жертвованные В.Ф. Демидовым.

О чудачествах и самодурстве нынешнего хозяина империи вязниковских Демидовых ходили легенды. Это был крайне экономный человек, любящий вместе с тем пустить пыль в глаза шиком и размахом. По одной из распространённых и часто эксплуатируемых историй, дабы не платить вязниковской казне налог, он, согласно решения, принятого градским головой, согласился в качестве наказания месяц ходить, обув одну ногу в ботинок, а другую – в калошу! А нуждаясь в услугах дантиста, посылал за ним целый экипаж. При этом дантист жил менее, чем в сотне метров от демидовского особняка!
Не чурался Василий Васильевич закладывать за воротник и, бывая под хмельком, не раз поднимал руку на горячо любимую им супругу Марию Андреевну. Впрочем, если в чувствах и была взаимность, то со стороны Марии Андреевны она вскоре напрочь улетучилась. Устав терпеть побои и крутой нрав нелюбимого мужа, она собрала оставшиеся после смерти родителя средства и отправилась к легендарному адвокату Фёдору Плевако, чтобы тот устроил её развод. У Фёдора Никифоровича, как и в своё время у молодого Демидова, ретивое тоже взыграло, да и Мария Андреевна ответила ему горячею любовью. Чувства “златоуста” Плевако и жены вязниковского фабриканта Демидовой были настолько сильны, что всего через пару месяцев женщина плюнула на общественное мнение, моральные устои и суровые старообрядческие каноны, забрала детей и переехала к своему любовнику-адвокату.

Ярцевская фабрика “Товарищества Демидова”.

IV городской квартал, занятый “Товариществом Демидова”.

Василий Васильевич держал супругу в юридической кабале, даже после того, как Мария Андреевна понесла от адвоката и разродилась дочерью Варварой (записанной подкидышем между прочим, хотя все знали, что она – дочь Фёдора Плевако). Демидов щедро оплачивал содержание своих детей, живущих теперь с матерью, терпел унижение, получив прозвище “льняной олень”, но развода жене так и не дал до самой своей смерти 8 ноября 1900 года. Вскоре после похорон вязниковского фабриканта, Плевако и вдова Демидова смогли спокойно сочетаться браком и далее жить-поживать и добра наживать.
Василия Васильевича Демидова похоронили на кладбище вязниковского Благовещенского монастыря – прямо под окнами родовой резиденции, буквально через улицу. Примечательно, что здесь издавна было место упокоения представителей старой веры, начиная от основателей монастыря братьев Корнилия и Антония. Позднее после известных событий мировой и местной истории, надгробие с могилы вязниковского фабриканта оказалось поверженным на земь, изуродованным и лишь относительно недавно снова поставлено. Но уже на другом месте и где погребён Демидов сейчас уже наверняка никто не скажет.

Василий Васильевич Демидов.

Мария Андреевна Демидова-Плевако с сыном адвоката Сергеем.

Бразды правления Демидовской империей взяли в свои руки братья Александр и Андрей Васильевичи (младший Андрей проживал в одноэтажном особняке, купленном когда-то у купца Обалина и ныне занимаемый станцией Скорой помощи). Не уступая в деловых качествах отцу, деду и прадеду, они не сдали рыночных позиций фамильного предприятия, активно внедряя технические новшества, наращивая объёмы производства и капитал. Александр пошёл ещё дальше: избирался в градскую Думу, был депутатом вязниковского уездного земства, а поле баллотировался в I Государственную Думу от Владимирской губернии, войдя в состав её финансовой комиссии.

В 1917 году всё кончилось. Оба Демидовых бежали за границу. Александр выехал в Париж, где умер в 1847 году в возрасте 74-х лет. Андрею же удалось вывезти часть средств, он обосновался в Чехии, но в 1828 году, будучи в возрасте 48 лет, умер.

Надгробие с могилы В.В. Демидова. Кладбище Благовещенского монастыря.

Всё, что в Вязниках принадлежало Демидовым, было национализировано новой властью. В большом особняке у монастыря устроили клуб, а после – профилакторий. Сегодня там детский реабилитационный центр. Другой дом был отдан под частную клинику, после был там детский сад, теперь, как сказано выше, уже несколько десятков лет его занимает городская станция Скорой помощи. Демидовские фабрики поменяли свои названия в соответствии требованиям времени, обретя новые революционные.

История их работы в советское время, упадка и гибели, связанных с развалом могущественной страны Советов – тема для другого повествования. Во-от…

Автор: Ирши Гук.
По материалам Вязниковского вольного краеведческого общества им. протоиерея К.А. Веселовского.

Поделиться ссылкой:

Оцените новость

2 октября – народный праздник Трофим и Зосима. Приметы, обычаи и традиции

Когда отмечается великий церковный праздник – Покров Пресвятой Богородицы