Покровская церковь в Вязниках,Вязники,
в

Покровская церковь

Разделив участь большинства храмов, вязниковская Покровская церковь многие годы простояла разорённой, «без пения», как говорили раньше. В конце 1980-х – начале 1990-х годов само существование этого храма было под вопросом. Не впервые.

История Покровской церкви неразрывно связана с историей Вязниковской слободы, обращённой в 1778 году в уездный город Владимирской губернии.

С давних пор (первое упоминание относится к началу XVII столетия) на этом месте стояла деревянная церквушка с престолом во имя св. Николая Чудотворца, «Покровская тож». Это был первый храм Вязниковской слободы, уступивший место по своей значимости Казанской церкви, построенной после 1622 года, когда была обретена Казанская Вязниковская икона Божией Матери. С её возведением и постепенным перемещением слободы с Погостской горы ближе к Клязьме, Покровская церковь превратилась в кладбищенскую, обрастая могилами вязниковцев.

Покровская церковь в Вязниках,Вязники,
Погостская гора

В мае 1800 года владимирское губернское правление запретило погребения вкруг Покровской церкви, предписывая производить их в стороне их по плану 1790 года. Но горожане отстояли кладбище. Об этой страничке вязниковской истории мы поговорим позднее.

Покровская церковь в Вязниках,Вязники,

Вместе с тем дни деревянного храма были сочтены. В июне 1803 года отцы города направили во Владимирскую духовную консисторию прошение о выдаче храмозданной грамоты на строительство каменной кладбищенской церкви, каковая и была подписана епископом Владимирским и Суздальским Ксенофонтом (Троепольским). Все расходы по строительству взял на себя считавший деньги буквально бочками вязниковский купец Василий Иустинович Водовозов, за девять лет до этого построивший на ярополчском кладбище Крестовоздвиженскую церковь.

В 1806 году полностью завершилось возведение храма с приделом и колокольней. Его одинокая глава была обита белым железом, а деревянный крест на ней – листовой медью. Крышу холодного храма, придела, завершение колокольни со шпилем также покрыли железом, выкрасив в зелёный цвет. При большом стечении жителей города и близлежащих деревень состоялось освящение храма.

Давайте посмотрим на Покровскую церковь глазами священника-краеведа Константина Веселовского, описавшего её на рубеже 1860-1870-х гг.:

«Приписная к Казанскому собору Покровская церковь – кладбищенская, построена в 1806 году тем же Водовозовым, что и Воздвиженская; но в ней ничего нет особенно замечательного, кроме одного старинного рукописного евангелия, но когда и кем оно писано, ничего на этот раз неизвестно. Храм этот конечно каменный, крыт железом, внутри его стенная живопись и благолепные иконостасы, кои и в прочих Вязниковских храмах. В иконостасах холодного храма две местные иконы в серебряных ризах, а в алтаре несколько икон в сребропозлащенных; кроме того в храме довольно богатая ризница. В тёплой церкви, построенной нераздельно, с холодною, два придела: правый – в честь святых и праведных Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы, левый – в честь святого Иоанна Златоустого. Богослужение в Покровской церкви поочерёдно совершают священно-церковно-служители Казанского собора. С ноября 1864 года по январь 1868 г., по желанию граждан, при этой церкви был открыт особый причт, но потом, за переведением священника в Ярополч, снова закрыт».

Более подробное описание этого Евангелия появляется два с лишним десятка лет спустя в пятитомнике В.М. Березина и В.Г. Добронравова «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии», ставшего настольной книгой всякого владимирского краеведа:

«В церкви замечательно рукописное юсовое Евангелие в лист, писано крупными буквами. На заглавных листах каждого Евангелиста нарисованы золотом и красками узорчатые бордюры, первые буквы золотописные. Евангелие в медном окладе, который прежде был золочёный; обрез листов покрыт красною краскою. Есть остатки подписи: «продал чёрный диакон, а взял за него 5 руб., чёрный диакон Фаддей своею рукою».

Между прочим, говоря об учреждённом с 1864 по 1868 гг. по просьбе граждан причте, Веселовский скромно умалчивает о себе. Именно при Покровской церкви началось пастырское служение Константина Александровича в Вязниках, откуда он перемещён к Троицкой церкви в самом конце 1867 года (январь 1868-го – немного ошибочная дата).

Повторно свой самостоятельный причт при кладбищенском храме был открыт в 1886 году. Вторым в истории каменной Покровской церкви священником стал Иван Васильевич Крылов. Его супруга Серафима Александровна была сестрой мстёрского крестьянина-краеведа, художника и публициста потомственного почётного гражданина Ивана Александровича Голышева. В 1892 году сюда перемещён из меленковского села Шиморское Владимир Андреевич Смиренин, награждённый в 1807 году орденом св. Владимира IV степени. А после него был Михаил Васильевич Святухин, встретивший переворот 1917 года и оставшийся на своём духовном посту, где упоминается в 1923 году.

Говоря о причте Покровской церкви, нельзя не вспомнить Петра Михайловича Вигилянского, с 1896 года служившего в храме сначала псаломщиком, а после – диаконом. Ему не довелось закончить семинарию, откуда он уволился по прошению, проучившись из положенных пяти только три курса. Однако, всего через три года Пётр Михайлович рукоположен во диакона. Женой Петра Михайловича стала дочь диакона Троицкой церкви Анна Павловна Скипетрова, породнив старинный духовный род Вигилянских со старинным вязниковским родом Скипетровых. У них родились восемь детей, из коих двое померли, не дожив до совершеннолетия. Самым младшим из диаконских чад появился на свет Валериан Петрович, внук коего – Лев Валерианович Вигилянский – живёт в Вязниках и бережно хранит память о своих предках. Здравия ему!

Следует добавить, что у Вигилянского было право преподавания в церковно-приходской школе, свидетельство на которое получил в 1894-м ещё псаломщиком. Такие, в большинстве своём, получали окончившие полный семинарский курс. Да и во диаконы не каждому псаломщику суждено было выйти, тем более в такие короткие сроки. В 1900 году Вигилянский венчал будущего священника нашей Введенской церкви Ивана Александровича Преображенского, расстрелянного Советами. С семьёй Преображенского, как и с многочисленными Скипетровыми, Пётр Михайлович был весьма дружен. Тем же Советами он был поражён в избирательных правах и умер в августе 1832 года. Похоронили покровского диакона у церкви, место его погребения обозначено металлическим крестом и это – единственное сегодня известное захоронение представителя духовенства Покровского храма.

Покровская церковь в Вязниках,Вязники,

Могила диакона П.М. Вигилянского.

Специального государственного содержания (если хотите, зарплаты) члены причта не имели. Кормились служители кладбищенского храма от исправления треб, заказываемых вязниковцами. Конечно, это были в первую очередь молебствия, связанные с уходом в мир иной, за кои священник и диакон-псаломщик получали копеечку, да «помянной пирожок». Был в храме и капитал, составленный из пожертвований деньгами и ценными бумагами. Проценты также шли на содержание служителей Божиих. В 1890 годы эта сумма едва переваливала за 800 рублей в год на двоих. К середине 1900-х гг. – до 900 рублей. Большая часть отходила священнику, разумеется. Положим, на 50 рублей в месяц (в случае священника) ещё как-то можно было протянуть. Одному. А представьте полный дом ртов и доход менее 20 рублей, как это было в случае диакона или псаломщика… Ой, кстати как были те самые «помянные пироги»: каравай хлеба, жбан киселю, да постных штей горшок…

В годы советского лихолетья в храме служили священниками Дмитрий Иванович Дубровин, Алексей Александрович Забелин, Владимир Алексеевич Цветков. Уроженец Успенского погоста о. Владимир Цветков в 1940 году приговорён к 8 годам лагерей; о. Алексей Забелин – к 10 годам заключения в 1937-м, в том же 37-м расстрелян в Иваново о. Дмитрий Дубровин.

В 1930-е церковь была закрыта и обращена в склад, коим с некоторым перерывом пребывала до вполне обозримых современниками времён. Этот период связан с послевоенным временем, когда Покровский храм (как и Крестовоздвиженский) стал тюрьмой для пленных «немцев» (в действительности – воевавшие на стороне Германии румыны, итальянцы, венгры), занятых на городских работах. Тюрьмой как таковой храм не был, хоть и был дополнительно обнесён деревянным забором, а служил, скорее, вольным поселением: живы вязниковцы, рассказывающие, как «пленные немцы» без конвоя ходили по окрестным улицам, прося хлеба. И им подавали. Сами голодные, а протягивали краюху стрелявшим вчера в их братьев, сыновей, мужей, отцов…

С 1989 года начался новый виток истории Покровской церкви. Она перестала быть кладбищенской, став приходским храмом, переданным в объятия Русской Православной Церкви. Это стало спасением для уже несколько лет пустующего и разваливающегося храма. Ведь все помнят сбор средств на восстановление храма? Все помнят добровольные и «добровольные» субботники? Кто не застал, спросите у людей постарше. И спасён был храм вязниковцами. Потомками тех, кто в начале XIX столетия отстоял церковь вместе с городским кладбищем. Этот незримый исторический мост, эта ещё одна ниточка, связывающая поколения, символичны. И если «дела давно минувших дней» двухсотлетней давности – занятие современных исследователей, описание и оценку настоящего оставим пытливым умам будущего.

Хвала Клио!

А в следующем нумере рассказ о Покровском кладбище. Продолженiе слѣдуетъ.

Ирши Гук, «Вязниковское вольное краеведческое общество им. протоиерея К.А. Веселовского».

Поделиться ссылкой:

Оцените новость

Газета “Ярополч.ру” № 23 от 19.11.2019 года

детский врач Лидия Шишкова,педиатр,Вязники,

Детский врач Лидия Шишкова