Письма из Чернобыля


Всё дальше уходят в прошлое события, связанные с аварией на Чернобыльской АЭС. Цена за её ликвидацию была заплачена огромная. Об этом нельзя забывать, как нельзя забывать и о ликвидаторах-чернобыльцах. Наш сегодняшний рассказ об одном из них, Вячеславе Жильцове. Его уже нет среди нас, но остались воспоминания родных и чернобыльские письма Вячеслава Владимировича.

Наш земляк родился 14 октября 1954 года в д. Коровашино Вязниковского района, которой сейчас уже нет и на карте, окончил Пивоваровскую школу, выучился на тракториста в Никологорском СПТУ. Перед армией окончил курсы водителей в Вязниковской автошколе, 2 года отслужил в подмосковном Долгопрудном, а вернувшись домой, устроился водителем в ДПМК. Организация занималась строительством дорог в районе, но её саму ещё надо было построить, можно сказать, с нуля. Днём – на основной работе, после неё – рейсы в Дзержинск, Мелехово и Малыгино за стройматериалами. Пахать приходилось от и до и сверх того.
И в личном плане у Вячеслава Жильцова всё только начиналось. В 1976 году он женился, через два года у них с женой Галиной родился первенец Серёжа. Они тогда снимали квартиру в Вязниках, но буквально через несколько лет ДПМК выстроила дом для своих рабочих в д. Чудиново, и молодой семье предоставили квартиру. Здесь в 1984 году у Жильцовых родился второй сын Алёша. Жили дружно в любви и согласии, трудились не покладая рук, помогая друг другу во всём, растили и воспитывали детей, а если отдыхали, то всей семьёй.

Чернобыльская катастрофа затронула семью Жильцовых не сразу. Повестку от военкомата Вячеслав Владимирович получил в январе 1987 года, сразу после новогодних праздников. Его провожала супруга. Сегодня она вспоминает, что у военкомата в то утро понедельника было много народа. Большая группа отправлялась из Мстёры. Всех посадили в автобус и увезли. Никто не знал, на сколько, речь как будто шла о двух неделях. Но это были только разговоры, на самом деле оставалось полное неведение.
Прошёл январь – тишина. Наступил февраль. Галина поинтересовалась у мстёрских женщин — сказали, что их мужей разъединили. Посоветовали сходить в военкомат. И, действительно, там навели справки, успокоили, а в начале марта пришло первое письмо от мужа, датированное еще январём. Как потом оказалось, письма проходили строгую цензуру — первое письмо даже пришлось порвать. И вообще отправления оттуда шли долго…
В первом письме Вячеслав Владимирович сообщал, что живут они в больших палатках на 30-50 человек. Отапливаются они круглосуточно, поэтому тепло. Сообщал, что работает по специальности, на «МАЗе»; что всех тепло одели – выдали валенки и ватные брюки. Обращаясь к старшему сыну Серёже, наказывает ему слушаться и помогать маме, хорошо учиться, «не озоровать и вообще вести себя хорошо». Спрашивает про маленького Алёшу; пишет, что думает о детях каждый день, сильно скучает, переживает за то, что жене трудно одной справляться и на работе, и дома. Рассчитывает приехать в конце марта, передает привет бригаде.
Всего Галина Витальевна получила от мужа 6 таких писем. В некоторых из них он пишет о себе чуть более подробно: «Я работаю на «МАЗе», машина вроде ничего, работать можно. Работаю я непосредственно на самой АЭС. Выходных у нас нет. Подъем в 5 часов и кончаем в 5 часов. Вот и сегодня воскресенье, а я стою на АЭС и жду старшего машины. Пока есть свободное время, пишу вам ответ…». Или: «Насчет радиации не беспокойся. Сейчас зима, фон низкий, и дозы облучения получаем очень маленькие. На себе я пока ничего не чувствую. Работаем по-прежнему много. Да это и лучше – время идёт быстрее». Находясь далеко от дома, Вячеслав Владимирович ни на минуту не забывал о семье. Из ответных писем узнавал об успехах старшего сына в школе, обещал привезти ему красивый фонарик, уже купленный в военторге. Огорчался, что младший уже не помнит его.

Несмотря на тоску по дому, писал жене, что держит себя в руках. В подтверждение чему высылал только что полученное Благодарственное письмо со словами: «Я и здесь не теряю марку своей бригады. Галя, ты не подумай, что я хвалюсь. Их все у нас посылают на свои предприятия». В письме от 17 марта Вячеслав сообщает, что состоялось подведение итогов работы за февраль и ему вручили Почётную грамоту и удостоверение ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС.
О сроках их Чернобыльской командировки стало известно только к концу марта: «Наконец-то на днях порадовали. Сказали, что будем служить 3 месяца», — пишет он в последнем, шестом своём письме. «Если отпустят сразу, то к 15-20 апреля буду дома. Так жду этого числа, а время как резиновое, как будто остановилось. Насчет одежды не беспокойся – сам что-нибудь придумаю, высылать ничего не надо».
Домой Вячеслав Владимирович вернулся 7 мая. Галина Витальевна вспоминает, что было это ранним утром. На муже — военная форма, а в руках – целый ящик апельсинов, которые купил в Москве. Трудно передать общую радость, царившую в то майское утро в семье Жильцовых. Так встречали только солдат с войны в мае 45-го. Да он и был солдатом атомного фронта, исполнившим до конца свой долг.
На работе ему сразу дали отпуск, хотя и наступил дорожный сезон. Месяц «отходил» от Чернобыля, от его «тяжёлой» в прямом и переносном смысле атмосферы. Отдохнув немного, вышел трудиться, снова сел за руль своего «КамАЗа» и быстро вошёл в ритм мирных трудовых будней. Его бригада строила дороги по всему району, в Шатневе, Заречье, Сергиевых-Горках. Строили на совесть, добротно — не умели по-другому. До сих пор дороги эти надёжно служат.
Радовало отца, что и сыновья тянутся к технике, к автомобилям. Сергея папа привёл в автошколу к тому же наставнику, у которого учился когда-то сам. Сейчас он работает водителем на заводе в Коврове. Младший, Алексей, тоже шофёр, и так же как отец трудится в дорожной организации – ДРСУ. Оба сына женаты. Мать обоих хвалит – порадовали родителей внучками.
Конечно, Чернобыль не прошёл для Вячеслава Владимировича бесследно. Чаще стало ломить кости, болели руки, ноги, давало знать о себе сердце. Не раз предлагали ему путёвки в различные санатории, но он редко ими пользовался. А если отдыхал, то вместе с семьёй на природе. Так же и с инвалидностью: если бы не жена Галина, не стал бы ничего добиваться, а ведь положено было ему по состоянию здоровья. Сначала дали по направлению областной кардиологии третью группу, через два года – вторую.
Умер Вячеслав Владимирович 28 июня 2008 года в возрасте 53 лет. Жить бы ему ещё да жить… Что же касается его «чернобыльской вахты», то она отмечена кроме Почётных грамот и Благодарственных писем памятными знаками и медалью с надписью «Польза, честь, слава». Эти слова как нельзя лучше отражают суть сделанного Вячеславом Владимировичем на ликвидации последствий атомной катастрофы. Пользу своим трудом, работая три месяца без выходных и праздников, он принёс вместе с товарищами огромную, выполнял свои обязанности с честью и покрыл себя заслуженной славой. Родные и близкие помнят о нём. Не будем забывать о Вячеславе Владимировиче Жильцове и мы, его земляки.
Фото из семейного альбома Жильцовых.

Автор: Сергей Апостолов.
По материалам газеты «Маяк».

Всего просмотров 9, сегодня посмотрели 1

Поделитесь новостью с друзьями
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Генерация пароля
Don`t copy text!