Он сражался за Родину

Имя Александра Николаевича Кулыгина упоминается во Владимирской Книге памяти. Кто он, откуда родом – не указано. Известно, что родился Александр Николаевич в Вязниковском уезде в 1905 году, а в армию призван в самый разгар войны – 19 августа 1942 года. Воевал на Калининском и 3 Белорусском фронтах.

К апрелю 1945 года красноармеец Кулыгин упоминается сапёром 19 отдельного штурмового инженерно-сапёрного ордена Богдана Хмельницкого и Красной Звезды батальона. И вот здесь совсем чуть-чуть приоткрывается завеса тайны над биографией нашего земляка.

Сапёры-штурмовики – это смертники. Под шквальным огнём они пробирались вплотную к вражеским укреплениям с тем, чтобы заложить заряд и подорвать его, при этом самому остаться в живых. Необычайно мужественным нужно быть человеком, чтобы раз за разом выполнять боевое задание под ливнем пуль и осколков…

…К марту 1945-го 43 армия 3 Белорусского фронта подошла к Кёнигсбергу – железобетонному монстру, шедевру оборонительной инженерии XIX века, в десятки раз усовершенствованного и улучшенного военными специалистами гитлеровской Германии. Их усилиями были созданы три линии обороны, связанные друг с другом густой сетью окопов, траншей, защищённые многоуровневыми минными полями, проволочными заграждениями. Гарнизон города составляли ЧЕТЫРЕ!!! пехотные дивизии, плюс несколько отдельных полков – около 130 тысяч человек при 4 тысячах орудий, а небо защищали более 150 самолётов.

Солдаты штурмовой инженерно-сапёрной бригады. Особенное отличие — стальной нагрудник СН-42, прикрывавший от пуль и осколков снарядов.

Главной опорой немецкой обороны являлись знаменитые 12 фортов (каждый со своим именем), расположенные на внешнем кольце протяжённостью около 50 километров. Каждый из фортов, возвышаясь монолитами с глазами амбразур, на несколько этажей уходил под землю, был защищён метрами кирпича, бетона и грунта, окружён земляным валом и рвом с водой шириной в несколько десятков метров. При такой защите, имея несколько дивизий гарнизоном, немцы могли обороняться несколько месяцев, и советское командование понимало это.

Солдаты штурмовой инженерно-сапёрной бригады. Особенное отличие — стальной нагрудник СН-42, прикрывавший от пуль и осколков снарядов.

Кёнигсберг нужно было брать в максимально короткие сроки, ведь оставлять в тылу мощную вражескую группировку – всё равно, что положить в карман гранату с выдернутой чекой. Была тщательно разработана операция по штурму укреплённого города.

Одна из ключевых ролей была отдана штурмовым группам, в каждую из которых, помимо стрелкового взвода с огнемётами и пулемётами, пары тяжёлых танков, стольких же противотанковых орудий, а также отделения противотанковых ружей и взвода миномётчиков, входили химики для постановки дымовых заграждений и отделение сапёров. Для этого подразделения штурмовых инженерно-сапёрных бригад были переданы стрелковым дивизиям и 19-й батальон отошёл к 319-й стрелковой Двинской Краснознамённой дивизии…

2 апреля была начата артиллерийская бомбардировка, продолжавшаяся четыре дня. На километр немецких позиций было сосредоточено до 250-ти советских орудий! После обработки тяжёлыми миномётами и гаубицами, проводившими т.н. артиллерийскую разведку, в дело вступила тяжёлая артиллерия среди которой были специально доставленные морские орудия на железнодорожных лафетах.
К концу четвёртого дня артобстрела стало ясно, что, несмотря на меткость попаданий, особого вреда фортам нанесено не было. Наступала очередь штурмовых групп.

В 12 часов дня после утренней артиллерийской подготовки на штурм фортов пошла пехота, занимая вражеские окопы и траншеи. Уже ночью были захвачены форты № 5 и № 5а («Шарлоттенбург», он же «Фридрих Вильгельм III» и «Линдорф») и велись бои в самом городе. Однако, жестокое сопротивление встретили войска 90-го корпуса, в состав которого входила 319 дивизия с приданным ей 19 штурмовым сапёрным батальоном. Лишь 9 апреля были захвачены форты № 6 («Мариенбург», он же «Королева Луиза») и № 7 («Герцог фон Гольштейн»).

Бои на улицах Кенигсберга. 1945 год.

Бои на улицах Кенигсберга. 1945 год.

Обратимся к наградным документам на сапёра Кулыгина Александра Николаевича.

За штурм укреплений Кенигсберга он был представлен к ордену Славы III степени. Вот что гласит представление к награждению орденом: «Красноармеец Кулыгин с 6 по 9.4.45 г. отличился в боях при штурме форта № 6 «Мариенбург».

Находясь в группе подрывников под сильным пулемётным огнём подполз к ДЗОТу, прикрывавшему подступы к форту и заложил [неразборчиво] заряд. Взорвав ДЗОТ и уничтожив 2-х артиллеристов, находившихся там, он обеспечил продвижение частей к форту.

При штурме форта он так же в первых рядах подобрался к каземату и заложил заряд. После взрыва немцы открыли дверь и сдались в плен в количестве 20 чел.»

Приказ о награждении Александра Николаевича был подписан 19 апреля 1945 года – через десять дней после окончания Кенигсбергской операции.

Но, скорее всего, наш земляк эту награду не увидел. Известно, что он пропал без вести в апреле 1945 года и вполне возможно, что погиб в одном из эпизодов операции по освобождению Кенигсберга.

Всего за несколько дней до Победы…

Советские офицеры у одного из захваченных фортов.

На фото:
1, 2. Солдаты штурмовой инженерно-сапёрной бригады. Особенное отличие — стальной нагрудник СН-42, прикрывавший от пуль и осколков снарядов.
3, 4. Бои на улицах Кенигсберга. 1945 год.
5. Советские офицеры у одного из захваченных фортов.

Автор: Ирши Гук.
По материалам Вязниковского вольного краеведческого общества им. протоиерея К.А. Веселовского.

Всего просмотров 534, сегодня посмотрели 1

Поделитесь новостью с друзьями
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Генерация пароля
Don`t copy text!